Четверг, 24.01.2019, 06:56Приветствую Вас Гость

Родные люди

Каталог файлов

Главная » Файлы » Мои файлы

Л.Н. ГАЛИМОВА "СФЕРА СОСЛОВНОГО БЫТА И УСЛУГ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. (НА ПРИМЕРЕ КУПЕЧЕСТВА ГОРОДА СИМБИРСКА)"
30.10.2013, 20:33

Л.Н. ГАЛИМОВА

Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова

СФЕРА СОСЛОВНОГО БЫТА И УСЛУГ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. (НА ПРИМЕРЕ КУПЕЧЕСТВА ГОРОДА СИМБИРСКА)

В связи с переходом России в постиндустриальную фазу развития цен­тральное место в общественной жизни приобретают проблемы сервиса1. Од­ним из важнейших направлений изучения сервиса является реконструкция его исторического прошлого посредством привлечения инструментария по­пулярного в настоящее время историографического направления – истории повседневности. Это направление акцентирует внимание не только на част­ной жизни человека, но и проблемы государства и общества в целом.

Для каждой эпохи и каждой цивилизации характерны свое содержание и направленность развития сферы услуг. У России существует собственная историческая организация сервисной деятельности. В этом отношении пока­зателен опыт модернизации в Российской империи. Генезис сервисных услуг (технологий) в России в конце XIX – начале XX вв. проходили в формате на­циональной традиции. Услуги облекались в формат ритуала и предлагались преимущественно в рамках обычаев гостеприимства.

Долгое время абстрактный индивид пребывал вне исторической повсед­невности, потому сфера услуг, составляющая один из наиболее важных фак­торов повседневности быта, не была предметом исторического и тем более, историографического изучения. Под повседневностью понимается нечто при­вычное, рутинное, нормальное в различные моменты времени. Повседнев­ность – обычное ежедневное существование со всем, что окружает челове­ка: его бытом, средой, культурным фоном, языковой лексикой. Все это игра­ет роль в формировании характера человека. Именно в анализе повседнев­ной жизни лежит разгадка часто возникающих при знакомстве с конкретны­ми судьбами вопросов. Распространено разделение повседневности на быто­вую и производственную. Изучение повседневности, в том числе ее истории, позволяет судить о характере того или иного социума в целом и о личностях в частности.

При изучении истории повседневности – демографических проблем, эволюции жизненных условий, досуга, семьи и быта и т.п. – незаменимы­ми источниками являются как вещественные памятники культуры прошло­го, так и письменные – официальные документы органов власти разных уров­ней, ведомственные отчеты и сводные материалы, правовые акты, многочис­ленные статистические и социологические данные, мемуары, письма и днев­ники, массовая печать и т.д.

Сервис как культурный феномен, является частью бытовой культуры, удовлетворяющих повседневные запросы человека. Интенсивное развитие сервиса в России – свидетельство возрастающей значимости его для обще­ства, связанной с изменяющейся культурой повседневности страны. Содер­жание понятия «сервис» в науке неопределенно: либо вводят в его структу­ру все виды деятельности, обеспечивающие комфортность среды обитания, либо сужают до бытового обслуживания.

Бытовая культура нации имеет свои национальные истоки, которая про­являла себя в особом отношении к человеку (теперь это называется «культу­ра сервиса»).

В истории России присутствовали структуры по оказанию услуг насе­лению. В отдельных областях российская система обслуживания, по мень­шей мере, не уступала европейским образцам, например в организации неко­торых служб (гостиничных услуг, услуг носильщика, извозчика, портняжно­го дела и т.п.).

Организация сервиса купечества в эпоху феодализма в целом ориен­тировалась не столько на достижение бытовых удобств, сколько поддержа­ние социального статуса. Желание «пустить пыль в глаза», эпатировать бле­ском, великолепием, расточительством было ведущим мотивом развития сфе­ры услуг. Сервисной парадигмой являлся комплекс фасадов. В России «фа­садный сервис» занимал доминирующее положение и в XIX в. даже такая тривиальная вещь, как унитаз, получила распространение в России только 1880-е гг.

Сервис не мог развиваться не только по идейным причинам, связанным с отсутствием слоя населения, способного к осуществлению данной функ­ции. Статус русского купечества был также регламентирован в рамках иных сфер деятельности, существенно отличаясь от положения западноевропей­ского буржуа. Сословный сервис в России существовал исторически, но но­сил узкокорпоративный характер и был ограничен узкой группой лиц.

В пореформенный период в образе жизни на первое место стала вы­ходить не сословная принадлежность, а доходы и образованность. Государ­ство перестало напрямую регламентировать привычки и внешний вид подданных. Поездка за границу стала возможной для любого состоятельного че­ловека. Развитие железных дорог, связи, средств массовой информации изба­вили провинциалов от комплекса неполноценности. При определенном до­статке и желании они могли позволить себе те вещи, что и жители столиц. Так как просто богатых людей было больше, чем хорошо воспитанных и образо­ванных, то бытовая культура первых нередко служила образцом для подража­ния городским низам и зажиточной верхушке деревни.

В период правления последнего российского императора Николая II пе­ремены в образе жизни людей происходили гораздо быстрее, чем раньше. Одним из главных факторов был технический прогресс. Электричество, во­допровод, канализация, телефон, граммофон, трамвай, асфальт, железобе­тон – наиболее значимые новинки той поры, становившиеся год от года все доступнее. Вмешательство государства в бытовую сферу свелось к миниму­му. Модный тогда стиль модерн иногда называют не столько архитектурным, сколько «вещным». Под влиянием ускорившейся модернизации складывалась массовая культура. В быту, как никогда раньше, стал цениться комфорт.

Ускорившиеся процессы урбанизации породили строительный бум, производство и сбыт стройматериалов, проектно-сметные работы, организа­ция самого строительства. Строительство велось наемными работниками, это видно по сохранившимся сметам, фиксирующим оплату строительных услуг, например за рытье опалы, каменную кладку и т.п. Выполняли работы быстро, недорого, качественно и со сложной отделкой, составляли проект и смету как на строительство нового строения, так и на ремонт старого. В возможности строительства входили все виды кирпичной кладки, покраска поверхности под мрамор или любую породу древесины, выполнить сложные виды леп­ных работ и древесной резьбы, застеклить окна с рамами любой конфигура­ции, покрыть железом крышу в любом архитектурном стиле, обустройство парадной, черной лестниц, чугунных и изразцовых кухонных плит, голланд­ских печей, электроосвещения и электрических звонков на входной двери, во­допровода, канализации, телефона. Желание скромного клиента иметь непо­вторимый фасад дома было бесспорным. Все работы, выполняемые наемны­ми рабочими-строителями, предполагали тщательное описание количества и качества материала.

Основную массу городских построек составляли жилые здания – обы­вательские и доходные. При обывательских домах, которые были собственно­стью проживающих в них семей, обычно был разбит небольшой сад или па­лисадник. Сами строения большей частью были деревянные в один-два этажа с мезонином, иногда первый этаж строили каменный, второй – деревянный. Внешний облик домов был разнообразен: от почти деревенских изб, украшен­ных резными карнизами, ставнями, оконными наличниками и балюстрадами, до домов, сочетавших в своих пропорциях и декоре классицизм и ампир. Ха­рактерной чертой обывательских домов были деревянные заборы с украшен­ными резьбой воротами и калитками, а также всякого рода хозяйственные по­стройки во дворе. Наружный вид таких домов почти не эволюционировал с средины XIX в. до начала XX в.

Традиционные формы хозяйствования сохранились в постройке жили­ща: изба строилась из крупных круглых бревен, венцы, положенные друг на друга, составляли основу дома – сруб. Крыша обычно делалась двухскатной, реже – четырехскатной. В качестве кровельного материала использовались тес, широкая деревянная щепа (дранка), деревянные лемехи (фигурные пла­стины), солома и даже березовая кора. Пол мог быть деревянный из тесаных толстых досок или из полубревен (плах). Важнейшую роль в избе играла печь из кирпича или особой прочной глины. Чаще всего вплотную к жилому дому примыкал двор – хозяйственные постройки.

Парадное пространство называлось красным углом, который чаще всего помещался между боковой и фасадной стеной. В красном углу располагалась полочка для икон – божницы, под которой стоял стол («божья ладонь»). Обя­зательным элементом оформления жилища были иконы, хотя роль их у ку­печеского сословия явно была меньше, чем в организации жилища крестьян или мещан. Это происходило потому, что красный угол, игравший столь зна­чительную роль в организации традиционного русского жилища, в сложно дифференцированном жилище купцов утрачивал своё превалирующее значе­ние. Например, в доме купца Макке имелись «Два образа Спасителя и Божьей Матери в серебряных ризах, образ Николая Чудотворца, серебряный вызоло­ченный, греческой работы, образ Распятия Господня с ликами, наверху Госпо­да Вседержителя Божьей Матери и других Святых в серебряной ризе. Крест польского серебра на пьедестале Распятие Спасителя вызолоченное», а также несколько картин религиозного содержания [19].

Материал о планировке купеческих жилищ дают многочисленные раз­решения на перестройку зданий, сохранившихся в фонде Симбирской город­ской управы [16]. Эти материалы свидетельствуют, что, наряду с традици­онными чертами, в купеческом жилище была выражена тенденция к услож­нению плана, выделению функционально обособленных зон жилых помеще­ний. Некоторые комнаты в купеческих домах имели определённое назначе­ние и собственное название, другие просто предоставляли в распоряжение купеческой семьи и прислуги пространство, используемое по мере надобно­сти. Холодный флигель при яблоневом саде Макке имел пять комнат, «прихо­жую при входе тамбур», а с другой стороны флигеля — «галерею». Ещё одна комната находилась в мезонине, при котором был сделан также «небольшой балкон».

Стены купеческого дома внутри штукатурились и затем отделывались тремя основными способами: окраской масляными красками, оклейкой обоями или шпалерами (то есть обивочной тканью), побелкой [15]. Потолки шту­катурились алебастром и белились. Использовались «бордюры», отделявшие зрительно оформление стены от потолка. Иногда потолки украшались леп­ниной. Двери в описаниях встречаются «столярной работы», «створчатые», с «внутренними замками» и «однополотные, плотничные, решетчатые». Двери красились масляной краской.

В числе движимого имущества в большинстве случаев упоминаются умывальники, большое количество различных столов и стульев, а также по­стельное белье [17].

Как правило, в домах зажиточных купцов в качестве предметов обста­новки упоминается мягкая мебель, многочисленные стулья, табуретки, крес­ла, зеркала разной формы и в разных оправах («в рамках красного дерева», «орехового дерева»), «подзеркальники», «туалеты», «тумбы», буфеты, комо­ды, «гардеробы», «шкафчики», шкафы-этажерки, «кушетки» [25]. Имелись разнообразные столы: обеденные (как правило раздвижные), «письменные», ломберные (для игры в карты), и «чайные столики». Модными были столы овальной формы.

Во многих домах в числе мебели имелись ширмы. Их использовали для того, чтобы можно было переодеться, а также для того, чтобы свет не падал в глаза, если хотелось вздремнуть днём. По существу ширма дополняла вну­треннее функциональное членение жилища.

Многие из перечисленных предметов обстановки были сделаны из де­рева ценных пород: карельская береза, красное дерево, орех, ильмовое дере­во, липа. Встречалась и имитация: деревянная мебель, окрашенная «под дуб», «под орех». Более дорогим способом имитации являлась оклейка массива де­рева шпоном более ценной породы (например «орехом») [26].

Среди купеческого имущества обнаружены предметы декоративно- прикладного искусства – шкатулки, ковши, солонки с орнаментами. Металли­ческая посуда, утварь традиционно была золоченая, серебреная вороненая из стали. Различные виды художественных текстильных изделий пользуются по­пулярностью и известностью: вышивки, шитье, набивные ситцы, платки. Ши­роко известны среди купцов фарфор, майолика Гжели и фаянс.

Постепенно с нарастанием темпов урбанизации горожане стали нуж­даться в развитой сфере услуг – в области городского транспорта, торговли, пошива одежды, обуви, сооружения, ремонта и оформления жилья, поддер­жания порядка в доме и около него, общественного питания. Заимствование в области бытовой культуры проникали в глубь провинции.

По словам современника, «во всех землях, куда проникает европейское просвещение, первым делом его бывают танцы, наряды и гастрономия». К концу первой четверти XIX в. русский порядок еды окончательно вытеснил­ся европейским. Европейский обычай находит своих сторонников и в Рос­сии, обращая обед и чаепитие в важнейшие события дня. К началу XIX в. чай в России употребляли больше, чем в Европе. Благодаря драматургии Остров­ского с последней трети XIX в. чай стал считаться купеческим напитком, хотя с середины XVII в. и до середины XIX в. преимущественно, а иногда и ис­ключительно, был дворянским. Званые обеды отличались от ежедневных чис­лом гостей и множеством церемоний. Этому свидетельствует наличие боль­шого количества разнообразной посуды, рассчитанной на большое количе­ство приглашенных.

Столовые наборы различались в зависимости от достатка купца. У наи­более обеспеченных в большом количестве имелись предметы из пробиро­ванного серебра, просто серебряные или с позолотой, чернением. Но встре­чались и предметы из простого металла, обычно в варианте так называемо­го «аплике» – вещи из железа, густо посеребренные или покрытые серебря­ным листом [21, с. 19]. В число необходимых столовых предметов обязатель­но входил чайный набор из фарфоровых чашек. Столовые тарелки были тоже фарфоровыми или фаянсовыми. Широкое распространение среди купечества имели хрустальные рюмки, бокалы, фужеры, «стаканчики» для вина, водки, соков, прохладительных напитков [20]. Согласно описям, в домах имелась и деревянная посуда, но, судя по всему, кухонного назначения. Из другой ку­хонной утвари упоминаются кастрюли разной величины, котелки. Богатев­шее купечество разбиралось в тонкостях столового этикета и блюдах для гур­манов. Конфеты подавали не в коробках, а в «конфетных деревьях» – много­ярусных вазах.

Чаепитие приобрело черты семейной интимности. Появились самовар­ные столики в виде легкой этажерки с фаянсовой крышкой эти столики при­ставляли к большому столу. На полки ставили вазочки с угощением, сахарни­цу и т.п. Особым угощением оставалось варенье. Среди заготовок впрок все больше распространялось варенье на сахаре и на меде. Разнообразнее ста­ли соленья и маринады, объем которых измерялся кадушками. Заготавлива­лись грибы. На рынках покупатели предпочитали свежезабитое мясо и птицу. Сервировка и роскошь стола купеческого дома поражала изобилием разноо­бразной утвари и кухонной техники. Обязательными элементами были вазы с фруктами, хрустальные и фарфоровые тарелки, скульптурные фигурки из зо­лоченной бронзы.

Наконец, купцы не только питались дома, но и посещали рестораны (го­стиницы), являвшиеся прежде всего публичными местами. Некоторые из ку­печеских походов в ресторан могут быть восстановлены на основании сохра­нившегося счёта 1894 г. из Троицкой гостиницы В. М. Булычевой симбирско­му купцу Ивану Алексеевичу Банцекову. Согласно счетам, за определенный период времени купцом было заказано солянка, водка, портвейн, курица фар­шированая, фаршированый тетерев, квас, бифштекс, расстегай, папиросы и апельсины [7].

Переменчивая мода волновала и мужчин и женщин. В этот период она ввела античные туники и легкие сандалии или атласные туфли, в мужской моде появились фрак, длинные панталоны, короткий жилет. Если в крестьян­ском быту пошив одежды выполняется силами самой семьи (тельную одеж­ду шьют женщины, а верхнюю — мужчины), то купцы, как значительно бо­лее состоятельная часть населения, могли пользоваться услугами портного. С этим связаны счета на приобретения разного рода тканей. Покупалась и го­товая одежда. Примером может служить счёт из магазина симбирского купца Н.П. Петрова купеческой вдове М.И. Левашевой [4]. Согласно счёту, М.И. Ле­вашева приобрела марлю, ситец, трек, коленкор, другие ткани, а также гото­вые изделия — два летних и два осенних дамских пальто, шубу, платок, всего тканей и изделий на сумму 143 руб. Повреждённую одежду даже богатые куп­цы отдавали, если возможно, в ремонт.

Транспортные услуги имели место быть в жизни купечества, но при первой возможности купцы старались обзавестись собственными средства­ми передвижения. Это было важно как по роду их деятельности, так и по со­ображениям престижа. Почти в каждом купеческом доме держали лошадь, а чаще — несколько лошадей. Во всех сохранившихся подробных описаниях купеческих усадеб фигурирует одна или нескольких построек типа конюш­ни и «каретника» куда ставились экипажи и помещались прочие «каретные вещи». Купцы нанимали людей для управления гужевым транспортом и ухо­да за лошадьми, а иногда и людей, занятых починкой экипажей. Пользовались купцы и услугами наёмных извозчиков [8].

Жители города следили за степенью загрязнения воды и воздуха, убор­кой мусора и нечистот и пользовались санитарно-гигиеническими услугами. К элементам благоустройства можно отнести, например, мощение, имевшее эстетическое значение, обеспечивая большую чистоту придомовой террито­рии. Так, при одном из владений купца Макке на улице был устроен частный тротуар [18]. Кроме мощения, дворового и уличного, к благоустройству мо­жет быть отнесено устройство на французский манер «палисадников», а ино­гда и садов (сады могли иметь как рекреационное, так и утилитарное назначе­ние), беседок и прочих мест, предназначенных для отдыха и иного нерабочего времяпрепровождения. Некоторые купцы стремились идти в ногу со време­нем, заботясь о благоустройстве своих домовладений, в том числе об улучше­нии санитарно-гигиенических условий жилищ и усадеб. В этот период было выдано разрешение и впоследствии оборудованы дома купцов А.П. Конури­на, В.Ф. Красникова, М.М. Загряцкого канализацией [14].

Население уделяло большое внимание личной гигиене. В богатых купе­ческих домах города Симбирска были водопровод, ватерклозет, ванна с про­точной водой и даже душ. Некоторые симбирские купцы пытались оснастить свои дома «ватерклозетами» и «ваннами». Например, «ватерклозет» и «ван­на», согласно плану 1902 г., имелся в доме симбирского купца первой гиль­дии, Потомственного почетного гражданина Александра Дмитриевича Сач­кова [5]. Город освещался скудно, но купцы при своих домах устанавливали столбы с керосиновыми фонарями, позднее их сменили электрические.

Мода на оранжереи, возникшая во Франции, распространилась и в Рос­сии. Многие купеческие владения города Симбирска славились фруктовыми садами, теплицами, оранжереями. В купеческих садах высаживались деревья (преимущественно различные сорта яблонь, вишен) и ягодные кустарники. Фруктовый сад купца К.Ш. Абушаева представлял собой целое садовое хо­зяйство, удостоенное за красоту и богатство свое большого внимания перио­дики того времени [2].

Заметно стремление к озеленению жилища, купеческие дома украша­лись комнатными растениями. Среди имущества И.С. Балакирщикова зна­чатся «ваза для ставки живых цветов матового стекла», «две банки цветов „Фикус”», «одна банка цветов „Леандра”», «одна банка цветов „Большой розан”„Клен”» [3].

В конце XIX в. в отрасли связи появились новинки – дорогой и малодо­ступный телефон. С последней четверти XIX в. симбирские предприниматели (купцы и почётные граждане) начинают телефонизировать свои дома и пред­приятия [13]. К 1887 г. относится одно из самых ранних обращений подобного рода купца первой гильдии Потомственного почётного гражданина Я.С. Ак­чурина [11], купца первой гильдии Потомственного Почетного гражданина Н.В. Чебоксарова [12]. Устанавливали купцы в основном аппараты «Гейслер» и настенный «Эриксон» [10]. Отдельно устанавливались «индуктивные звон­ки» к телефонным аппаратам. Абонентов было так мало, что в губернии хва­тало двухзначных номеров [9].

Домашний быт купеческого сословия условно делился, по свидетель­ству современников, на три категории: тех, кто носит окладистую бороду, тех кто ее стрижет, тех, кто ее бреет. Первые представляли старое поколение, вы­шедшее из разбогатевших крестьян; они никому не верили на слово и строго соблюдали все давние порядки и обычаи. Вторые уже вкусили прелести ци­вилизации и старались следовать моде, понимая, что у Запада можно перенять много полезного. Третьи, как правило, окончательно стали «западниками». Многие из них получили образование в европейских странах и теперь желали породниться с дворянством.

В области образовательных и педагогических услуг официальная поли­тика этого периода состояла в насаждении патриотизма. Изучение литератур­ного языка и русской литературы купеческими детьми стало обязательным признаком образованности не только сыновей, но и дочерей. В интерьере ку­печеских домов встречаются упоминания картин официозно-патриотической направленности, как например, портрет государя Николая I, портрет Импера­тора Александра III, портрет Императора Николая II [6].

В настоящее время, на этапе формирования общества глобального сер­виса, все большее развитие получает сфера социокультурного сервиса – си­стема создания, предоставления и потребления социокультурных услуг (услу­ги культуры, образования, здравоохранения, спорта, туризма и т.д.), оказы­ваемых чаще всего на основе оплаты. Сегодня наша страна вступает в эпоху «глобального сервиса», на пути к которому важнейшей задачей о стается сохранение культурной самобытности. Познание истории сервиса приводит к качественно новым выводам и обобщениям по профессиональной проблема­тике организации бытовых услуг сегодня.

Без прошлого нет настоящего!

Библиографический список

1. Бгажонков Б.Х. Организация пространства и этикет // Советская этногра­фия – 1983. – № 4.

2. Вестник Симбирского земства. — 1898. — № 10–12. — С. 104-105, 164-167; Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 1218. – Л. 1; Д. 629. – Л. 68; Д. 485. – Л. 14 и др.

3. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 770. – Л. 5-14.

4. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 835. – Л. 112.

5. ГАУО. – Ф. 137. – Оп. 17. – Д. 140.

6. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 1310. – Л. 12.

7. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 1218. – Л. 107.

8. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 1218. – Л. 109.

9. ГАУО. – Ф. 492. – Оп. 1. – Д. 23. – Л. 165.

10. ГАУО. – Ф. 492. – Оп. 1. – Д. 23. – Л. 29.

11. ГАУО. – Ф. 76. – Оп. 2. – Д. 738. – Л. 2.

12. ГАУО. – Ф. 492. – Оп. 1. – Д. 23. – Л. 146.

13. ГАУО. – Ф. 492. – Оп. 1.

14. ГАУО. – Ф. 7. – Оп. 6. – Д. 11. - Л. 39-40.

15. ГАУО. – Ф. 137. – Оп. 40. – Д. 397. – Л. 2-5.

16. ГАУО. – Ф. 137. – Оп. 2-17, 31.

17. ГАУО. – Ф. 137. – Оп. 4. – Д. 51; Оп. 40. – Д. 492; Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 19 и др.

18. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 83. – Л. 86 об.

19. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 83. – Л. 86 об. – 95 об.

20. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 83. – Лл. 24-41.

21. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. – Т. 1. – М., 1989.

22. Кюстин А. Николаевская Россия. – М., 1990.

23. Лаврентьева Е.В. Светский этикет пушкинской поры. – М., 1999.

24. Липков А. Патриотические заметки о русском сортире // Родина. – 2003. – № 3.

25. ГАУО. – Ф. 174. – Оп. 1. – Д. 83. – Лл. 49-56.

26. Симбирские губернские ведомости. – 1853. – № 47; 1853. – № 31.

Категория: Мои файлы | Добавил: shol
Просмотров: 954 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 plitkiProps  
Само по себе термин «Модерн» уходит своими корнями в XIX-XX веке, в то время, когда в Европе возник принципиально новый вид искусства, соединяющий в себе многочисленные элементы всяческих направлений того периода.
Одной среди стержневых особенностей стиля модерн несомненно являются мягкие изгибы и линии, отклонение по возможности от прямых углов и предпочтений наиболее натуральным орнаментам, которые присущи природным объектам.
Предоставленное течение довольно часто пробует гармонично соединять художественные и утилитарные начала во всем, с чем приходится работать. Большинство элементов интерьера, выполненных в этом стиле, имеют гибкую и утонченную форму.

Имя *:
Email *:
Код *:
Категории раздела
Мои файлы [10]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz